Давным-давно – с десяток тысяч лет, А может быть и больше - я не знаю
Живёт у человека самоед – Пушистый, белый пёс с улыбкой мая!
Он знает всё о жизни наперёд, Уверен он, что нужен человеку:
Что тот без самоеда – пропадёт, Состарится от скуки раньше века.
Из гимна самоедов (Сергей Костомаров)      

Меню

 

Щенки

 

Новости сайта

  • 10.08.2013
    Открыт заново раздел коммерческий объявлений о продаже щенков на форуме. Читайте правила нового старого раздела
  • 03.03.2012
    Добавлены всепородные выставки 2011 и 2012 года
  • 02.03.2012
    Форум обновлен до версии 3.0.

Конкурс

На данный момент лидером остается рассказ Нордюнчика.
... первые метры он прошел достаточно спокойно, ничего не подозревая... потом остановился, понюхал воздух.... и натурально СБРЕНДИЛ. я такого еще не видел. он ... Читать полностью
 

GISMETEO.RU: погода в г. Москва
 

Манфред Кох-Костерзиц, 400 советов любителю собак


Глава 22

ПОХВАЛА И ПОРИЦАНИЕ, ПООЩРЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ

286. Похвала и порицание должны четко отличаться друг от друга уже интонационно, то есть по характеру звучания произносимых слов.
Хвалить следует мягким, ласковым, приветливым голосом, а слова порицания произносить жёстко,

резко и уверенно. Не нужно срываться на крик: слух собаки острее нашего в 16 раз (201).

287. И в похвале, и в порицании мы должны соблюдать меру.
Чересчур частое повторение и того и этого по слишком незначительным поводам снижает воздействие наших слов. Только с очень молодой собакой мы можем не скупиться на похвалы. Собаки постарше охотно пользуются нашим неумеренным расхваливанием, чтобы увильнуть от продолжения занятий.

288. Наше одобрение мы выражаем одним или двумя-тремя короткими словами, употребляемыми всегда в неизменной форме.
Например, к поощрительному возгласу «Хорошо!» мы можем добавить кличку собаки или же слова «моя собачка» и т.п. Произносим мы это обязательно ласковым, радостным голосом (286). Дальнейшее увеличение количества слов для выражения похвалы, что чаще всего свидетельствует о нашей собственной радости, лишено всякого смысла. Собака их не поймет, они могут лишь сбить ее с толку.

289. Слова неодобрения мы произносим твердо и строго.
Уже по тону нашего голоса собака должна понять, что мы ею недовольны (286). Для выражения неодобрения или запрета существует команда «Фу». Мы можем ее повторить два-три раза. Но совершенно бессмысленно повторять «Фу» дюжину раз и более.

290. Похвала и порицание должны идти рука об руку.
Если собака после слов неодобрения все-таки выполнила нашу команду, мы тут же должны ее похвалить, а в особых случаях поощрить кусочком лакомства, чтобы у животного не возникло ни малейшего сомнения относительно характера связи между ними.

291. Мы наказываем собаку лишь в том случае, если неоднократно повторенные слова неодобрения не возымели действия.
Но и это лишь при том условии, что она знает, за что ее ругают и наказывают. Если мы внимательно понаблюдаем за нашей собакой, то очень скоро научимся различать, когда она действительно нас не понимает, а когда не хочет понимать. В последнем случае мы вправе прибегнуть к наказанию. Когда мы наказываем собаку, она должна быть на поводке.

292. Наказание должно следовать непосредственно за совершенным проступком, чтобы у собаки никогда не могло возникнуть сомнения в их причинной связи.
Выполнить это важное условие успешного воспитания не так-то просто, потому что об этой связи мы должны судить под углом собачьей, а не нашей, человеческой, логики (195). Например, наша собака пустилась в погоню за зайцем, а через некоторое время, запыхавшись, вернулась к нам, — как в этом случае она воспримет наказание? Может ли она поставить его в причинную связь с врожденным инстинктом преследования? Или с тем, что убежала? Или с тем, что погналась за зайцем? Или с тем, что не вернулась сразу же по команде к хозяину? Было бы лучше, если бы мы сумели пресечь эту погоню в самом начале, дав ей почувствовать с помощью рогатки и дроби нашу власть и на большом расстоянии (307).

293. Мы никогда не должны своей рукой наказывать собаку, она может быть для нее только источником приятного (261).
Наша рука гладит, ласково треплет собаку, из наших рук она получает пищу, ими мы врачуем ее раны. Руки хозяина для собаки — воплощение его доброты. Наказывая собаку даже слабым ударом своей руки, мы можем подорвать ее доверие к нам. Из этого правила есть только одно исключение: хватка за холку (298), которая воспринимается собакой совсем иначе, чем любое другое наказание рукой. Собака, которая боится человеческих рук и которую из-за этого только с большим трудом удается взять на поводок, — отрицательный, достойный осуждения пример неправильного обращения с животным.

294. Раз и навсегда следует отказаться от палки и плетки как орудий воспитания.
С тех пор как мы узнали, насколько восприимчива и легко управляема собака, эти варварские средства ушли в прошлое. Забитая собака, как правило, становится подозрительной и недоверчивой, она больше не друг человека, а злая карикатура на него. Только по отношению к злобным служебным собакам наказание плеткой может иногда быть допустимо и даже необходимо, если те открыто не повинуются понятным и легко выполнимым командам.

295. Для телесного наказания мы можем использовать тонкий прут или сложенную в несколько раз газету.
Прут, который нам ничего не стоит каждый раз заново срезать на прогулке, послужит скорее средством предупреждения, нем источником боли. Хлесткий удар сложенной в несколько раз или свернутой в трубку газетой очень неприятен для собаки производимым им громким хлопком.

296. Пинки и толчки ногами — неподходящие способы наказания, от которых необходимо решительно отказаться.
В случае чего собака у наших ног ищет защиты. Она должна им так же доверять, как и нашим рукам. Собака, регулярно получающая от нас пинки, только с большой неохотой будет выполнять команду «Ко мне». Кроме того, не мешает подумать и о том, что удар тяжелым ботинком или сапогом может нанести собаке травму.

297. Холодный душ может оказаться при случае весьма действенным средством воспитания.
Вне помещения для этого сгодился наполовину наполненное водой ведро, а в комнате чаще всего бывает достаточно плеснуть на собаку из стакана. Использование этого предполагает, что наша собака сумеет установить причинную связь между холодным душем и своим проступком.

298. Если собака заслуживает строгого наказания, можно схватить ее за холку, приподнять и как следует встряхнуть.
С этим приемом собака познакомилась еще в щенячьем возрасте и тогда же усвоила, что встряска за холку — дело не шуточное, потому что таким грубым манером мать вынуждала щенка к послушанию. Крепкая хватка за шиворот делает собаку беззащитной. Она не в состоянии обороняться ни пастью, ни лапами. Само собой разумеется, что собака при этом должна быть на поводке. Любое другое наказание собственной рукой явилось бы грубой ошибкой (293).

299. Когда мы выговариваем своей собаке или наказываем ее, присутствующие рядом члены семьи, а тем более посторонние люди должны воздерживаться от замечаний.
Ребенок прекрасно чувствует шаткость позиции того, кто читает ему нотацию, когда в дело вмешивается сердобольная мама или тетя. То же самое и собака: возникшая

между людьми перепалка заставляет ее усомниться в правоте хозяина и сильно подрывает его авторитет как вожака стаи.

300. Наказывать собаку, привязывая или запирая ее в помещении, сажая во дворе на цепь, лишая прогулок и тому подобным образом, имеет смысл лишь в случае, если животное способно понять причинную связь наказания с совершенным им проступком.
Часто бывает нелегко определить, уловила ли на самом деле собака эту связь (292). Если этого не произошло, то она воспримет наши действия не как заслуженное

наказание, а как непонятное ей ограничение свободы. Кто по-настоящему знает свою собаку, тот всегда чувствует по ее поведению, считает ли она наказание справедливым.

301. Если мы хотим, чтобы наша собака побыстрее усвоила трудный навык, мы должны строго следить за тем, чтобы она получала похвалу и лакомство как раз в нужный момент.
«Нужный момент» — это не значит, что собака уже выполнила задание, однако она должна была правильно его начать. Каждый успешный шаг на пути освоения навыка награждается маленьким кусочком лакомства, а когда будет достигнута окончательная цель, собака получает кусок побольше. В качестве награды удобно использовать кусочки мяса или сахара (229), а также сладкие макаронные изделия. Лакомый кусок должен оставаться именно наградой за послушание и выполнение задания, и его получение ни в коем случае не должно становиться привычкой.

302. Давать собаке лакомство в качестве поощрения имеет право только тот, кто занимается ее воспитанием.
Дети, которые с интересом следят за тем, как хозяин занимается

с собакой, особенно горазды, улучив момент, тайком подкормить «собачку», чтобы заслужить ее любовь, путь к которой, как известно всем, лежит через желудок. Собака быстро смекнет, где она сможет без труда получить самые большие и самые вкусные куски, и таким образом лакомство как средство воспитания становится мало эффективно.

Копировать материал можно только с разрешения авторов сайта http://sammy.ru
 
Copyright 2005-2007, Адрес защищен, включите Яву . Все материалы - собственность владельцев сайта, если не указано иное.